Customs.News

Европейский Суд удовлетворил жалобу журналиста, с ноутбука которого таможенники скопировали данные, касавшиеся его личной жизни и профессиональной деятельности.

Адвокат Марина Дубровина, представлявшая интересы заявителя, отметила, что решение ЕСПЧ дает надежду на создание механизма привлечения к ответственности сотрудников госорганов, которые на сегодняшний день безнаказанно вмешиваются в частную жизнь граждан.

13 февраля Европейский Суд по правам человека огласил решение по делу «Иващенко против России» (№ 61064/10), заявитель по которому – журналист Юрий Иващенко жаловался на действия сотрудников таможенной службы, которые изучили и скопировали с ноутбука его личную переписку и журналистские материалы.

В августе 2009 г. при возвращении в Россию из Абхазии Иващенко подвергся досмотру на сочинской таможне в связи с предположением сотрудников ФТС о возможном наличии в сумке журналиста материалов с экстремистским содержанием. По сообщению адвоката Международной правозащитной группы «Агора» Марины Дубровиной, представлявшей интересы Юрия Иващенко в Страсбурге, сотрудники таможни изучили сохраненные в ноутбуке журналиста личную переписку в ICQ, текстовые файлы и фотографии, после чего установили программу для копирования данных и перенесли 26 ГБ информации с ноутбука на подготовленные DVD-диски.

Посчитав такой досмотр чрезмерным, Иващенко обратился в суд, который, однако, признал действия сотрудников таможни законными.

Согласно официальной позиции таможенников, личную переписку граждан сотрудники таможни могут читать и копировать на основании Указа Президента РФ от 23 марта 1995 г. № 310 «О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Российской Федерации». Представитель сочинской таможни в суде сообщил, что российские таможенники имеют право не только досматривать на границе ноутбуки, флешки и плееры, но и скачивать любую информацию, причем в полном объеме, включая переписку, фотографии и прочие личные данные. Также он заявил суду, что сотрудники Федеральной службы безопасности могут правомерно находиться рядом во время досмотра и скачивания информации.

«Частично скачивать данные не имеет смысла, – процитировала таможенника Марина Дубровина. – Скачиваем все и сразу, чтобы потом, например, была возможность направить эту информацию на экспертизу на предмет наличия в ней признаков экстремизма». На вопрос, на каком основании можно производить такие манипуляции с личной перепиской, таможенник ответил, что существуют таможенные риски: любого человека в целях обеспечения безопасности могут подвергнуть такому досмотру, а пребывание на таможне может затянуться до трех суток.

Претензии Иващенко были отклонены. Суд первой инстанции постановил, что ноутбуки, запоминающие устройства, фото- и видеокамеры должны рассматриваться как товары по смыслу ст. 11 Таможенного кодекса, а все товары должны представляться на таможенную проверку в соответствии со ст. 14 Кодекса. Также суд указал, что таможенные органы имеют право брать образцы продукции на экспертизу и использовать технические устройства для ускорения проверок, а данные с ноутбука заявителя были скопированы для целей экспертизы в соответствии с Указом Президента РФ № 310 о борьбе с проявлениями фашизма и политического экстремизма. Апелляционный суд согласился с решением первой инстанции.

Диски передали Юрию Иващенко только в ноябре 2011 г., когда эксперты не нашли признаков экстремизма в изученных файлах.

В Европейский Суд с жалобой на вмешательство властей в частную жизнь, нарушение тайны переписки и права свободно выражать мнение и распространять информацию журналист обратился 20 октября 2010 г. Ссылаясь на ст. 8 Конвенции, заявитель указывал на то, что таможенные органы незаконно и без каких-либо уважительных причин изучили сведения, содержавшиеся на его ноутбуке и в устройствах хранения, и скопировали данные, касавшиеся его личной жизни и профессиональной деятельности.

В отзыве на жалобу Правительство РФ согласилось с тем, что проверка и копирование материалов заявителя представляли собой вмешательство государственного органа в частную жизнь заявителя. Однако власти отрицали чтение и копирование корреспонденции заявителя. Было отмечено, что фотографии, ставшие причиной процедуры копирования, не могли быть использованы для такой переписки по смыслу п. 1 ст. 8 Конвенции. Таможенники не читали личной переписки, не копировали пароли электронной почты, Facebook или Skype. И наличие такого вмешательства заявителем доказано не было.

Также Правительство РФ указало, что таможенная проверка и выборка данных с ноутбука заявителя были обоснованы подозрениями «в отношении соблюдения заявителем действующего законодательства» и являлись необходимыми мерами. Обнаружение папки с фотографиями, названной «Экстремизм», явилось законным основанием для копирования электронных данных с целью получения экспертного заключения относительно наличия экстремистских материалов. При этом использование скопированной информации было строго ограничено потребностями экспертизы. Дополнительно отмечалось, что российское законодательство наделяет таможенные органы полномочиями вмешательства в корреспонденцию без необходимости вынесения судебного постановления, при этом предусмотрен ряд гарантий против злоупотреблений и противоправных действий с их стороны.

Российское Правительство подчеркнуло, что заявитель имел в своем распоряжении эффективные средства правовой защиты: нарушения индивидуальных прав могут быть устранены в ходе процедуры судебного пересмотра в соответствии с гл. 25 ГПК РФ. Дело заявителя было рассмотрено судами по существу, и они пришли к выводу о том, что действия сотрудников таможни не нарушали прав Юрия Иващенко. Правительство РФ утверждало, что отсутствие требования о получении разрешения суда уравновешивается наличием судебного надзора в соответствии с гл. 25 ГПК РФ, что имеет важное значение для установления законности действий государственных должностных лиц. Кроме того, согласно ст. 1070 ГК РФ, за ущерб, причиненный действиями государственных должностных лиц, можно требовать компенсацию.

Европейский Суд посчитал, что российские суды ссылались на ст. 11 Таможенного кодекса РФ, только чтобы сделать вывод о том, что такие предметы, как ноутбуки, карты памяти, фотоаппараты, видеокамеры, печатные материалы и т.п., подпадают под понятие «товары». Это послужило основанием для утверждения о том, что такие «товары» могут быть законно подвергнуты процедуре отбора проб без учета факта, что таможенный контроль касался нематериального цифрового содержимого – электронных данных.

ЕСПЧ, принимая во внимание мотивировку решений национальных судов, указал, что положения ГК РФ, совокупность положений Таможенного кодекса РФ и других правовых норм, на которые ссылалось Правительство РФ, не обеспечивают прочной правовой основы для копирования электронных данных граждан сотрудниками таможни.

Марина Дубровина обратила особое внимание на указание Суда о том, что российское законодательство не предоставляет судам правовые рамки для выяснения того, является ли «вмешательство» необходимым в демократическом обществе. В связи с этим Европейский Суд считает, что обстоятельства дела подчеркивают недостатки в нормативной базе в России.

Общий вывод Европейского Суда сводится к следующему: Правительство РФ неубедительно продемонстрировало, что соответствующее законодательство и практика обеспечили адекватные и эффективные гарантии защиты от злоупотреблений в ситуации применения процедуры отбора проб в отношении электронных данных. Следовательно, имело место нарушение ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

ЕСПЧ признал нарушение права Юрия Иващенко на уважение частной и семейной жизни, гарантированного ст. 8 Конвенции, и обязал государство выплатить ему 3000 евро компенсации морального вреда и 1700 евро в качестве издержек и расходов.

Марина Дубровина в комментарии отметила, что понятие экстремизма в законе очень размыто, и зачастую лишь наличие «сомнительной» информации на личной странице обвиняемого, даже если он не до конца успел с нею ознакомиться, приводит к уголовному преследованию. «Борьба с экстремизмом правовыми методами часто “наступает” на права обвиняемых по экстремистским статьям на частную жизнь и свободу выражения мнения», – считает она.

По словам адвоката, правозащитники, гражданские активисты и журналисты часто сталкиваются с изъятием ноутбуков при досмотре на пограничных постах и в аэропортах, у фотокорреспондентов часто изымают либо разбивают фото- и видеокамеры, содержащие не только профессиональную, но и личную информацию. «Считаю, что дело Иващенко показательно, – отметила эксперт. – К сожалению, я не встречала сообщений о том, что кто-то из сотрудников госорганов понес ответственность за подобные изъятия личной информации, повлекшие вмешательство государства в частную жизнь».

«Мы очень надеемся, что решение ЕСПЧ по делу Юрия Иващенко сможет повлиять на практику в России, поможет выработке механизма привлечения к ответственности сотрудников госорганов, которые на сегодняшний день безнаказанно вмешиваются в частную жизнь граждан», – заключила Марина Дубровина.

ИА «Customs.News» ,Автор Оксана Оноприенко, фото infoaccent.net

Оставить комментарий

Вход

X

Регистрация

X